Вы здесь
Главная > Общество > Лес-невидимка. Почему в Вяземском районе не могут найти особо охраняемую территорию?

Лес-невидимка. Почему в Вяземском районе не могут найти особо охраняемую территорию?

Речь идёт о бывшем Хмелитском лесничестве. Сейчас это государственный заказник «Хмелита». Одноимённая с музеем особо охраняемая территория создавалась как приложение к музею Грибоедова. Сейчас Хмелитский заказник как бы есть, но его одновременно и нет. А значит, за браконьерство и незаконную рубку леса особо никого не накажешь. Как это получилось?

24 тысячи гектаров отрезал у Вяземского района ныне покойный директор «Хмелиты» Виктор Кулаков. Было это 30 лет назад. Приказ создать особо охраняемую территорию провели через тогдашнюю администрацию области. В музее появились егеря. Их задача – охранять уникальный участок. Тут берёт начало река Вазуза, здесь находится самая высокая точка Смоленской области, в округе шумели вековые дубовые леса. Оказалось, что в этих лесах есть и Гослесфонд, и сельские площади, в общем, всё вперемешку. Вопросы у общественности были, но задавать их Кулакову никто не рисковал.

Границы территории зафиксировали на бумаге и описали с привязкой к ориентирам. За четверть века точки местности поменялись. Надо было провести межевание. Из трёхсот поворотных точек сделали около сотни. На остальное денег не хватило. Область не стала выделять средства федеральному музею, а сам музей четыре года назад заскочить в федеральную программу не успел. Или не захотел – история умалчивает.

фото: Алексей Дроздов

В итоге на территории Вяземского района образовалась административная пустота. Музей – федеральный, подвед Минкульта. Заказник «Хмелита» — областной, в чьём ведении, неясно. Его границы толком не очерчены, и в реестре областных особо охраняемых территорий не значится. Профильный департамент с удовольствием спихнул с себя лишнюю территорию. А отдельные куски заповедной земли  загадочным образом через аренду и субаренду уплыли в частные руки. Чтобы разобрать где тут что, группе специалистов надо плотно засесть в архив и перелопатить документы за последние 25 лет.

Никто этого не делает, да и зачем? Балансодержателя особой территории как бы нет, хотя он есть. Прокуратура не может никому предъявить незаконную вырубку, потому как заказник как бы есть, хотя его и нет. Несомненная выгода здесь разве что у «чёрных лесорубов». Спокойно спит и сам музей: заказник вроде бы их, но и отвечать за него не надо, потому как неясно, где его искать официально.

Источник

Top